Сколько стоит жизнь хирурга Жбанниковой?

Жбанникова М.Д. 30 лет проработала хирургом в Шолоховском районе, 16 лет заведовала хирургическим отделением, депутат четырех созывов Законодательного собрания Шолоховского района, своими руками спасла десятки тысяч жизней жителей хуторов и станиц Верхнего Дона. Но профессия хирурга не всегда всесильна против смерти. Часы, проведенные за операционным столом и у постели больного не всегда заканчиваются его выздоровлением в силу причин не всегда от нее зависящих. Она всегда помнила наказ отца Жбанникова Дмитрия Львовича, прошедшего фронт в качестве военного хирурга и проработавшего главным хирургом района до 1975 года: «До последнего борись за жизнь больного». К сожалению, он рано ушел из жизни и не пришлось ему стоять у операционного стола вместе с дочерью. Сейчас династию хирургов продолжает и ее сын Дмитрий.

30октября 2008 года в 20 час. 30 мин. в Вешенскую ЦРБ в хирургическое отделение поступил Юдин В.Г. Исходя из служебной документации, дежурным врачом при поступлении Юдина В.Г. был Сидоров Н.А., который вместе с находящимся в отделении хирургом Блиновым Е.И.оказывали больному первую медицинскую помощь и не поставили в известность ургентного хирурга Жбаникову М.Д. О поступлении указанного больного и о ее состоянии Жбанникова М.Д. узнала только на планерке от дежурного хирурга в кабинете главного врача 31.10.2008 г.. Однако к больному вызывались главный врач как специалист УЗИ, врач-рентгенолог, специалисты для проведения различных анализов. История болезни заполнялась хирургом Блиновым Е.И.

После планерки Жбанникова М.Д. как заведующая хирургическим отделением, специалист высшей категории, приняла данного больного к своему лечению, назначала ему обследования, которые возможны в условиях Вешенской ЦРБ, созвала консилиум врачей. Как показали Сидоров Н.А., Суковатов С.В., Блинов Е.И., на тот момент больной не нуждался в оперативном вмешательстве, в проведении лапароскопии не было необходимости. На протяжении всего времени больной получал медикаменты, которые отражены в истории болезни. От проведения ряда обследований и принятия капельниц отказывался, высказывал желание покончить жизнь самоубийством. Была проведена консультация с врачом психиатром, который назначил лечение.

В связи с ухудшением состояния Юдина В.Г. Жбанникова М.Д. 2.11.2008 г. приняла решение оперировать Юдина В.Г. лично. Со стороны родственников Юдина В.Г. не поступило заявлений о том, что они не доверяют хирургу Жбанниковой М.Д.

В тот же день Юдин В.Г. был прооперирован Жбанниковой М.Д. При операции присутствовали хирурги Блинов Е.И., Журавлев Е.Г., хирург-онколог Суковатов С.В, анестезиолог Сидоров Н.А.. В ходе проведенной операции был установлен окончательный диагноз – абсцесс дна брюшной полости забрюшинного пространства с вовлечением в воспалительный процесс сигмовидной кишки, который, как отмечают эксперты в заключении комплексной судебно-медицинской экспертизы, диагностируется трудно и требует более детального обследования (МРТ, КТ), которые в условиях Вешенской ЦРБ отсутствуют, и высокой квалификации врача-хирурга.

В ночь со 2 на 3.11. 2008 г. больной умер в реанимационном отделении, не приходя в сознание.

На основании заявления сына и жены Юдина В.Г. 14 декабря 2009 года в Шолоховском межрайонном следственном отделе при прокуратуре РФ по Ростовской области было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 209 УК РФ. В смерти Юдина В.Г. они винят Жбанникову М.Д.

По уголовному делу было проведено несколько судебно-медицинских экспертиз. Все проведенные по данному уголовному делу судебно-медицинские экспертизы отмечают грамотность и профессионализм Жбанниковой М.Д. при проведении операции, но указывают на то, что ее проведение следовало провести раньше, а также провести ряд обследований, которые, к сожалению, не возможны в условиях Вешенской ЦРБ. Эксперты указывают, что первоначальное лечение Юдина В.Г. (которое проводилось Сидоровым Н.А. и Блиновым Е.И.) смазало клиническую картину заболевания и тем самым усложнило его диагностику, так как повлияло на результаты анализов. Ни в одном экспертном заключении не указывается вина Жбанниковой М.Д.

Однако выводы проведенных судебно-медицинских экспертиз не являются в полной мере объективными по следующим основаниям. Не было проведено полное исследование тела Юдина В.Г. патологоанатомом Еремченко А.И. На факт проведения патологоанатомического исследования с нарушением указывают и эксперты. Еремченко А.И. от жены умершего Юдиной В. поступило заявление с просьбой не вскрывать голову. Данное заявление не было нигде зарегистрировано и не подписано главным врачом Шевченко П.Л. В дальнейшем Юдина В. отказалась от того, что писала такое заявление и оно исполнено другим лицом. В ходе следствия было установлено, что данное заявление было исполнено по ее просьбе ее подругой.

Ходатайства Жбанниковой М.Д о проведении эксгумации Юдина и проведении объективного установления причины его смерти были отклонены. Как сказали руководитель Шолоховского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ростовской области Токин Ю.Н. и его заместителя Солдатов Д.Н. против эксгумация возражают потерпевшие.

В актах судебно-медицинских экспертиз указано, что необходимо было провести операцию Юдину в первые сутки его поступления в хирургическое отделение.

Врач Сидоров Н.А. дал показания о том, что он звонил Жбанниковой М.Д. о поступлении больного 30.10.2008 г. Свидетелями были врач Блинов Е.И. и жена Юдина, а также медицинский персонал. В ходе следствия Блинов и Юдина подтвердили показания Сидорова Н.А., а также сказали, что также лично звонили каждый домой Жбанниковой М.Д.

Жбанникова М.Д. неоднократно ходатайствовала о проведении очных ставок с указанными лицами, но на протяжении года в этом ей было отказано. В декабре 2010 года после обращения в Генеральную прокуратуру с жалобами очные ставки были проведены. Блинов от своих показаний отказался и сказал, что ничего не слышал, кому звонил Сидоров Н.А. Юдина В. также не подтвердила свои показания и не смогла назвать свидетелей, кто может подтвердить факт ее разговора по телефону со Жбанниковой М.Д. Свидетели среди медперсонала обнаружены не были. Сидоров Н.А. настаивал, что звонил в период до 19 часов. Больной Юдин поступил в хирургическое отделение в 20 час. 30 мин.

Жбанникова М.Д. неоднократно обращалась с ходатайством о проведении судебно-технической экспертизы и установлении факта поступления данного звона и содержании разговора либо на стационарный либо на сотовый телефоны, принадлежащие ей, но получала отказ. только после обращения в Генеральную прокуратуру с жалобой было установлено, что звонок был из хирургического отделения на стационарный телефон, но содержание разговора и лицо, звонившее, установлены не были. Следовательно, данный звонок мог быть от кого-либо из больных, ухаживающих за больными или от медперсонала по поводу консультации о том или ином больном, но никак не о Юдине.

Таким образом, вывод следователей о том, что Жбанникова М.Д. отказалась ехать к больному Юдину для оказания медицинской помощи, является не подтвержденным фактами.

В судебно-медицинских экспертизах указано, что лечение Юдина надо было вести по установленным стандартам. Следователи утверждают, что с таковыми Жбанникова М.Д. была ознакомлена ранее и приложили к материалам уголовного дела листы с их содержанием, скаченные из Консультанта плюс. Следователи сказали, что она должна была видеть их в Интернете.

Жбанникова М.Д. обращалась неоднократно с ходатайствами представить ей приказ главного врача с ее подписью об ознакомлении с данными стандартами. Только через год ей представили приказ главного врача, который уже не работает, и без ее подписи. Но приложили к нему листок с подписями нескольких (причем не всех) врачей, среди которых есть и ее, но без указания даты, места и времени подписи и за что расписывались. Данная фальсификация выдается за вещественное доказательство.

С декабря 2009 года по настоящее время Жбанникова М.Д. находится на больничном, перенесла тяжелую операцию на позвоночнике, признана инвалидом 3 группы. Дефицит ее веса составляет 30 кг., весит она 45 кг. (при росте 164 см).

Тем не менее, на протяжении всего времени с ней велись допросы по 5 часов без перерыва в том числе и сразу же через три недели после операции. На допросах сидела в ортопедическом головодержателе, так как позвонки в области шеи соединены титановыми пластинками. Не выпускали в туалет, не давали воды, заставляли сидеть в вынужденном положении в углу кабинета, без приема обезболивающих лекарств, не разрешали прилечь чтобы снять болевой синдром в позвоночнике.

По данному поводу неоднократно обращались с жалобами в Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ростовской области, в прокуратуру Шолоховского района и прокуратуру Ростовской области, но ответы не получали.

5.10. 2010 года в период с 16-30 час до 20.10 час. заместитель руководителя МСО Шолоховского района Солдатов Д.Н. в присутствии руководителя МСО Шолоховского района Токина Ю.Н. предъявил Жбанниковой М.Д. постановление о привлечении в качестве обвиняемой по ст. ч.2 ст. 109 УК РФ по уголовному делу №20097072705 на основании представленных сфабрикованных следователями доказательств со следующими нарушением норм УПК РФ.

Предъявление обвинения производилось в кабинете указанных лиц в прокуратуре Шолоховского района. При этом был включен телевизор и указанные лица наряду с проведением процессуальных действий еще и смотрели телевизионные программы на протяжении с 16 час. 30 мин. и до 20.00 час. Кроме того, руководитель МСО Токин Ю.Н. читал анекдоты вслух, над которыми они смеялись с Солдатовым Д.Н.

В порядке ч.2 ст. 50 УПК РФ защитником по делу была назначена адвокат Подавальная И.М. Однако в течение проведения процессуальных действий она неоднократно покидала кабинет и по телефону общалась со своими родственниками в коридоре прокуратуры и даже покидала здание. Находясь в кабинете, она постоянно созванивалась с кем-то и давала указания по поводу своего малолетнего ребенка, не обращая внимания ни на обвиняемую, ни на процессуальные действия. Она вслух высказывала мнение о том, что она зря согласилась выполнять обязанности защитника, так как это требует длительного времени, а его у нее нет.

Жбанникова М.Д. заявила, что отказывается давать показания и не признает свою вину. Однако ни защитник, ни руководитель МСО Шолоховского района Токин Д.Н. и его заместитель Солдатов Д.Н. не приняли данное заявление о праве обвиняемого на ст. 51 Конституции РФ и стали оказывать давление, что Жбанникова М.Д. должна дать показания и в нарушении ее воли стали на компьютере составлять первоначальный допрос обвиняемого, перепечатывая ранее данные ею показания в качестве свидетеля. На данное поведение указанных лиц адвокат никак не реагировала. При этом Жбанникова М.Д. не давала никаких показаний, а указанные лица сами составляли протокол допроса с использованием компьютера, переставляя и формируя содержание протокола из ранее данных в различное время в течение полутора лет показаний в качестве свидетеля по данному уголовному делу. В это время защитник то входила, то выходила из кабинета для телефонных разговоров с членами своей семьи.

Мне она сказала, что следователи между собой посоветовались и считают нужным, чтобы показания обвиняемого в деле были и поэтому перепечатывают предыдущие показания Жбанниковой М.Д., которые она давала ранее в качестве свидетеля. Как сказала адвокат, со слов Солдатова Д.Н. и Токина Ю.Н., Жбанникова М.Д. обязана дать показания, как обвиняемая и признать свою вину, что им дано такое указание из Ростова и они его выполняют. Только после подписания всех этих протоколов они ее отпустят. Что они печатают, она не знает. Ее больше интересуют проблемы дома.

После этого я открыла дверь кабинета и увидела, что Солдатов Д.Н. печатает на компьютере протокол допроса, его содержание корректирует Токин Д.Н., а моя сестра, положив голову на стол повторяет только одно: никаких показаний давать не буду и ничего подписывать не буду. Не обращая на меня внимания, указанные лица продолжали свои действия по составлению протокола допроса обвиняемого.

После оперативного вмешательства на позвоночнике в области шеи в мае 2010 года в ОКБ г.Ростова она не может долго находиться в сидячем положении, время от времени ей нужно снять напряжение мышц в области шеи. Не видя иного выхода, не имея при себе на данный момент корсета головодержателя, после стольких часов статического положения шеи и головы она была вынуждена ее просто положить на стол, чтобы не потерять сознание от боли.

Я потребовала, чтобы выполнялись законные требования обвиняемого, предусмотренные УПК РФ, в частности право не давать показания против себя на основании статьи 51 Конституции РФ, и чтобы не оказывалось психологическое давление.

По данному факту нами были направлены жалобы в следственный комитет и прокуратуру, но получили ответ, что данный факт не подтвердился.

В начале декабря 2010 года Жбанникова М.Д. была направлена на консультацию в Областную клиническую больницу в связи с ухудшением состоянии здоровья. Следователи потребовали, чтобы она срочно явилась к ним либо они доставят ее приводом. Из Ростова ее привезли на машине Шолоховского ОВД и следователь взял у нее подписку о невыезде за пределы района, тем самым лишив ее возможности проходить лечение у специалистов в ОКБ.

В течение нескольких дней с ней вели процессуальные действия по 5-6 часов в день, не выпуская из кабинета.

14 декабря 2010 года после 6 часов процессуальных действий без перерыва в тяжелейшем состоянии она была доставлена из кабинета следователей на скорой помощи и госпитализирована по решению консилиума врачей в терапевтическое отделение Вешенской ЦРБ.

Я лично обратилась с жалобой по данным фактам к прокурору Шолоховского района Сидорову О.Н., однако он посоветовал «на пальцах» договариваться со следователями, а в порядке надзора уголовное дело изучить он не может: дело сложное, много медицинской терминологии и его читать трудно. Его помощник Пахайло И.А. сказал, чтобы жалобы и заявления в прокуратуру не носили, так как их никто разбирать не будет.

Руководитель Шолоховского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Ростовской области Токин Ю.Н. и его заместитель Солдатов Д.Н., заявили, что «от них лично зависит послать дело в суд или бросить его в урну». Но в данном случае мы пишем жалобы, а поэтому дело будет в любом случае направлено в суд.

7.02.2011 года по постановлению следователей было проведено независимое судебно-медицинское освидетельствование Жбанниковой М.Д. с участием специалистов из г.Миллерово на предмет: можно с ней проводить процессуальные действия дальше. Комиссия решила, что состояние здоровья Жбанниковой М.Д. в настоящее время не позволяет ей принимать участие в процессуальных действиях и она нуждается в консультациях и лечении в ОКБ. С трудом она передвигается уже по своей квартире.

В настоящее время указанные лица ждут: выживет Жбанникова М.Д., значит вновь предъявят обвинение, будут часами держать в кабинете, чтобы была сговорчивей, и дело направят в суд, чтобы получить на громком деле звания и повышения, а потерпевшие получат удовлетворение морального ущерба, оцененного в «кругленькую сумму». Благо, что моральный ущерб у нас по закону оценивается выше, чем душу в церкви отпеть. И наплевать, что ее руки могли спасти еще тысячи жизней, главное, куш с нее сорвать в чинах, званиях и купюрах. Ну, а если не выживет, то следователи, уголовное дело прекратят, так положено по УПК РФ. А потерпевшая сторона останется морально неудовлетворенной. Ну таков закон. И гроша тогда с души хирурга не возьмут. Ну да ничего, врачей много, к другим пойдут лечиться. Главное, что опыт будет.

Хирург, который спасла тысячи жизней, сейчас нуждается в том, чтобы спасли ее. Только крик о помощи не слышат в правоохранительных органах района и области. Может быть, его услышат люди района, которые лечились у Марины Дмитриевны, кому она помогала вопреки своему собственному здоровью, спеша к ним в белом халате, который старалась не замарать всю свою жизнь. И не ценила она в рублях то, что отдавала людям. Бессонные ночи у операционного стола и у постели больного никакой валютой не измерить. На кону – жизнь. За нее и боролась со смертью.

Так сколько же стоит ее жизнь? Следователи говорят, что потерпевшая сторона оценила дорого и назвать сумму не решаются.

Но не это страшно, а страшно то, что мы живем в одной станице, ходим по одним улицам, знаем друг друга много лет и не ведаем, когда наступит очередь другого, в кого полетят камни…чтобы добить.

ЖБАННИКОВА Т.Д.

Related Images:

  • Комментарии
  • Вконтакте
  • Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *