Новые задачи в изучении донской природы

Ю. Н. Куражсковский

Нескончаемые тысячелетия дает человеку природа-мать все необходимое для существования и вместе с тем определяет многие особенности его бытия. Но подобно тому, как вырастающий ребенок, становясь взрослым, все сильнее влияет на жизнь родительского дома, растет и влияние людей на породившую их природу. В наши дни преобразующее воздействие человека на природу достигло такой силы, что перешло из категории факторов, влияющих на ее бытие, в категорию факторов, определяющих его. В еще большей мере это относится к ближайшему будущему нашей планеты. Поэтому требуется научно обоснованное планирование развития не только производства, но и природных процессов. Но чтобы делать это, надо точно знать, как отвечает природа на каждую из многообразных форм современного воздействия человека на нее. Время не терпит. А для сбора полной информации, необходимой для обоснования всех решений, существующим научно-исследовательским учреждениям нужны многие годы. Вот почему важно привлечь к сбору таких данных самые широкие круги населения.

Массовые исследования — дело для нашей страны не новое. Трудно даже сказать, сколько раз после революции обращались ученые за помощью в сборе научных данных к охотникам, крестьянам, школьникам-юннатам… И почти всегда это давало хорошие результаты.

В настоящее время организация массовых исследований на Северном Кавказе возложена на Северо-Кавказский научный центр высшей школы.

Какие же вопросы нужно исследовать, какие материалы собирать?

Конечно, первой нашей заботой должна быть охрана природы от любого вреда, который может быть ей нанесен. Что в нашей деятельности ведет к загрязнению или ухудшению природной среды жизни: воздуха, воды, почвы? Что непосредственно губит жизнь: сокращает численность животных, нарушает растительность? Таковы главные вопросы.

Но о вреде, который наносится человеком природе, говорится и пишется достаточно, и не выявление его, взятого самим по себе, является главной целью массовых исследований. Объединение общих усилий необходимо для того, чтобы раскрыть всю многогранную противоречивость современного влияния людей на природу, для того чтобы, усиливая каждый полезный штрих, объединять их в продуманную систему, вытесняя последовательно из нее отрицательные черты.

Возьмем как пример создание полезащитных лесных полос. Известно, что они создаются для защиты полей от суховеев, для накопления в них влаги от вешних талых вод, для увеличения урожая. В самый засушливый год они в определенной мере гарантируют нас от полного неурожая. Но это лишь одно из следствий их создания. А есть и много других. Не так редко в лесных полосах накапливаются вредные насекомые и грызуны. Но здесь же концентрируются и многочисленные насекомые и хищные птицы, истребляющие этих вредителей. Однако, выкормив птенцов насекомыми, многие из птиц переходят затем на растительную пищу: зерно, фрукты, помидоры… Из охранителей урожая они могут превратиться в его расхитителей. На заросших травой опушках лесных полос накапливаются и насекомые-опылители, без которых невозможно получение урожая многих культур. Но здесь же могут накопиться и расселяющиеся потом по полям сорняки. И ценные охотничье-промысловые звери: куницы, косули, даже олени. И не всегда приятные в соседстве с нами, но нередко очень нужные для производства ценных лекарств ядовитые змеи…

Оценка последствий создания лесных полос дополнительно осложняется тем, что их роль самым различным образом меняется в зависимости от того, в каких природных условиях они посажены, какова их конструкция — густота, состав древесных пород, наличие кустарников, какие практикуются методы хозяйственного ухода за ними.

Человек, желающий исследовать роль лесных полос, должен все время помнить, что здесь не может быть никаких общих стандартов. Все зависит от сочетания различных условий. Выводы, сделанные в Вешенском, Красносулинском и Заветинском районах Ростовской области, могут быть различными до противоположности и в каждом случае верными.

Допустимо ли, скажем, собирать в полезащитных полосах опавшую листву для хозяйственного использования? Почти сто лет назад лесная наука ответила на этот вопрос категорическим «нет!». Вместе с лесной подстилкой удаляется большое количество питательных солей, почва беднеет, и растущий на ней лес снижает приросты, угнетается. Но вывод-то этот был сделан в районах с избыточным увлажнением и бедными почвами. В нашем же засушливом климате и на почвах, содержащих чрезмерно большое для леса количество различных солей, этот прием делается полезным. Ведь лист — это не только орган воздушного питания, но и орган выделения. Осенью вещества, наиболее необходимые для древесного организма, переходят из листьев в ствол, а из ствола в листья перед их опадением выводятся избыточные вещества, такие, как поваренная соль. Таким образом, сбор лесного опада в степной зоне способствует рассолению почвы, делает ее более благоприятной для лесопроизрастания, да к тому же еще и резко ухудшает возможности зимовки для клопа — вредной черепашки.

Но и этот вывод далеко не безоговорочен. Лесной опад и у нас на Дону может быть полезен тем, что в местах с частыми осенними туманами он впитывает в себя огромное количество влаги из воздуха. Он может, разлагаясь, значительно улучшать структуру и влагоемкость верхнего слоя почвы. Огромное значение имеет при этом и характер местного грунта. Песок беден питательными веществами, и изъятие их вместе с опадом где-нибудь в не слишком сухих верхнедонских районах может оказаться вредным. Удаление же их избытка из тяжелых глинистых грунтов обычно только полезно. Но с той еще новой оговоркой, что нельзя очищать глинистую почву до такой степени, что на ней исчезает растительность и она превращается летом в твердую, как камень, разбитую трещинами плиту.

Учет всех этих обстоятельств, связанных с природой, должен заканчиваться анализом экономических факторов. Нужно выяснить, а выгодно ли собирать листву в лесополосах на подстилку скоту и для других нужд, сколько труда, это требует, можно ли механизировать этот сбор, используя мелкие тракторы, при какой структуре лесных полос возможна такая механизация.

Наметим еще несколько примерных вопросов, требующих массового изучения.

1. Возможно ли подавить размножение вредителей без применения ядохимикатов?

Еще в 30-е годы, через несколько лет после создания совхоза «Гигант», ростовские энтомологи отметили, что на полях совхоза хлебные жуки-кузьки исчезают сами собой. Оказалось, что первопричина этого — изменение системы агротехники. Личинки жуков около двух лет развиваются в почве, питаясь корнями растений. Глубокая зяблевая вспашка, введенная совхозом, губила необходимую жукам для осеннего прокорма сорную растительность. А огромные размеры обрабатываемых массивов пашни практически исключали возможность перекочевки жуков на полевые обочины и межи. Недопитавшиеся, ослабленные личинки погибали во время зимовки. Вредитель потерял практическое значение.

На Украине, не так далеко от границ Ростовской области, существует Брилевская опытная станция по степному орошаемому земледелию. Несмотря на то, что орошаемые культуры, как более сочные и питательные, обычно сильнее поражаются вредителями, чем суходольные, несмотря на то, что в соседних хозяйствах постоянно происходило массовое размножение вредителей, Брилевская опытная станция десятилетиями не тратила средств на защиту растений. Задача подавления вредителей решалась высокой агротехникой. Тщательная, без единого огреха вспашка не оставляла на полях ни одного места, где можно было бы вредителю «зацепиться», пережить неблагоприятный период. Такой же тщательной, всеочищающей, была и уборка полей, принесших урожай. Смены культур в севообороте, смены поливов и периодов сухости создавали дополнительные колебания в состоянии среды обитания, неблагоприятные для незваных гостей. Оставались более спокойные обочины полей, меж-полевые пространства, опушки лесных полос. Но и их рачительные хозяева выкашивали на сено, прежде чем успевал подняться высокий бурьян. И вот на полях можно было найти представителей любых видов вредителей, но в таких количествах, что о реальном вреде их говорить не приходилось.

Сделаны подобные наблюдения и в лесах бассейна Дона. Хорошее соответствие лесных пород условиям произрастания, удачные сочетания их друг с другом, разновозрастной состав насаждений, наличие в них достаточного количества убежищ для птиц (кусты, дуплянки) могут надежно гарантировать от размножения лесных вредителей.

Высокая интенсивность, доходность сельского хозяйства на Дону значительно повышают возможность создания у нас любых вариантов культурной природы, если они целесообразны. Поэтому возможности применения экологического, и, в частности, биологического метода борьбы с вредителями, метода, рассчитанного на разумное изменение среды обитания вредителей, ограничивающее их размножение, а не на применение ядохимикатов, здесь очень велики. Надо лишь сообща наметить лучшие пути для этого.

2. Совместимы ли обилие дичи, охотничье хозяйство и густое население?

В расположенном близ устья Северского Донца Нижнекундрюченском охотничьем хозяйстве, о котором уже говорилось, местность буквально кишит дичью: зайцами, фазанами, копытными зверями. Директор хозяйства Борис Алексеевич Нечаев, заботясь об охране животных, применяя несложную систему мер по созданию для них убежищ и подкормки, добился очень высокой рентабельности. Дикие кабаны, бобры, лоси заселяют нашу область уже почти так же, как они заселяли ее 200 лет назад, хотя количество людей возросло с тех пор во много раз. В принципе вопрос ясен: многочисленность человеческого населения может быть совмещена с многочисленностью дичи. Но как лучше это сделать? Над этим надо думать сообща.

Увеличение общей площади населенных пунктов ведет к новому интересному процессу: росту количества видов-синантропов — так называют животных, обитающих, подобно воробью, рядом с человеком. Надо сообща выяснить: какие виды животных становятся синантропами?

3. Одно за другим возникают в нашем крае крупные водохранилища: Цимлянское, Пролетарское, Веселовское… Важно учесть: как влияют водохранилища на жизнь местных рыб? Как приспосабливаются эти рыбы к новым условиям жизни? Как меняется их численность?

Перечисленные вопросы — лишь примеры того, что нужно изучать. Жизнь на каждом шагу выдвигает что-то свое, новое, требующее внимания. Задача людей не пропустить это мимо глаз.

И тем не менее все многообразие этих выдвигаемых жизнью вопросов можно свести к общему, главному: как влияют на природу особенности современной человеческой деятельности?

Изучения требует весь комплекс природных особенностей: воздух, вода, почва, растительность и животный мир. Как правило, однозначных ответов быть не может. Изучая состояние воздуха, мы должны учитывать источники его загрязнения пылью и дымом, размеры этого загрязнения, но не упускать из виду и зеленые заслоны, очищающие воздух. Точно так же при изучении водоемов мы должны полностью учесть и оценить такие противоречивые явления, как чистота — загрязнение, углубление — измельчание, отметить создание новых водоемов и исчезновение прежних, обратить внимание на то, как влияют водоемы на окружающую местность, как в них развивается жизнь. Почва: как меняется ее плодородие и почему, как влияют на нее обработки, выпас скота, движение транспорта? Растительность: какие новые типы ее создаются (лес в степи), какие виды растений, и где акклиматизируются, каково состояние сорной растительности, каковы источники ее распространения? Особенно важно выявить все участки сохранившейся целинной растительности, даже небольшие. В животном мире внимания требуют охотничья и промысловая фауна, появление любых новых видов, животные-вредители и защитники урожая, опылители полезных растений. Однако нужно помнить, что все эти вопросы должны лишь облегчить начало работы, но далеко не исчерпывают ее задач. В природе нет мелочей, не достойных внимания.

Чем больше участников будет охвачено этой работой, чем шире среди них будут представлены разные профессии, интересы, возрасты, тем более объективными и полными будут полученные сведения, важные для всех нас.

Полезный вклад может быть сделан каждым. Чтобы показать это, ограничимся одним примером. По призыву редакции ростовской областной газеты «Комсомолец» изучением влияния человека на природу стали заниматься ученики 3-го класса Верхне-Кольцовской школы в Тацинском районе. Возраст небольшой, лет по девяти. Но под руководством своей учительницы Полины Матвеевны Бурховцовой ребята собрали много ценных сведений. Так, они составили схему местности, описали ее угодья и, главное, указали: где и какая сохранилась естественная растительность.

Расспросив старожилов, школьники узнали, что их речка Долгая была раньше глубокой и полноводной. Но в период коллективизации кулаки засыпали большинство питавших эту речку родников, и речка почти высохла. Только там, где сохранились родники, остались наполненные водой участки старого русла, озерки-пруды. «Но ведь родники можно найти по указаниям старожилов, расчистить их и вернуть нашей реке полноводность!» — говорят ребята. И, видимо, они правы. Рассказы старых охотников помогли этим же школьникам установить происшедшие за последние десятилетия изменения в экологии стрепета. Пока сохранялись крупные участки степной целины, эта птица держалась всегда только на открытых участках и никогда не приближалась к зарослям кустарников, где ее могли подстерегать охотник или хищник. В настоящее же время, когда целина распахана, стрепеты переменили образ жизни. Главным местом их обитания стали именно кустарники, укрывающие теперь этих птиц от постороннего глаза. Ну, как не пожелать дальнейших успехов этим, так хорошо начавшим школьным ученым?! А вместе с ними и всем другим, кто будет участвовать в этом важном деле!

Материалы исследований и наблюдений можно высылать либо в газету «Комсомолец», либо на кафедру биогеоценологии и рационального природопользования Ростовского государственного университета.

Related Images:

  • Комментарии
  • Вконтакте
  • Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *